alexey_donskoy (alexey_donskoy) wrote,
alexey_donskoy
alexey_donskoy

Фантастические приключения блогера в лесу и в реке

...или как опасно блогеру встречаться с однокашниками на природе.





Поскольку один сюжет неразрывно вплетается в другой, отделить их друг от друга не получается.
Такова жизнь.
И фантастика, подсказанная жизнью. :)

Итак, всё начинается со встречи...



«Ты ж блогер!»



     Игорёк лучился радостью и благополучием. Он хлопал по плечу, он схватил меня за локоть и увлёк на нижнюю стоянку, где на ближнем парковочном месте для инвалидов красовался нехилых размеров джип «Хаммер».
     — Что за понты? — осведомился я. Раньше за ним такого не водилось.
     — А, небольшой «молоток». Молот Тора, так сказать.
     В молодости он был вполне тихим и даже занудным. Тем удивительнее оказалось его нынешнее позёрство.
     — Знаешь, у меня как раз материал готовится про вот таких парковщиков...
     — Ну тогда тем более, спешл фо ю. Ты из «Автохама», что ли? Давай свою наклейку, не стесняйся!
     Мне захотелось ткнуть его кулаком, но почему-то это казалось неудобным. Магия социального статуса, наверное.
     — А я тебе вполне серьёзно скажу: это не я оборзел, это инвалиды оборзели. Для них всегда лучшие места, всегда много и все пустые.
     — Инвалиды-то здесь причём? Закон обязывает делать места для них — вот и делают.
     Он заржал (не подберу другого слова):
     — Ну то есть ты сам понимаешь, что закон дурной. А писать будешь, какие плохие парни на крутых тачках.
     Игорь был совершенно не прав, но спорить с ним сейчас о моей точке зрения было бессмысленно и бесперспективно.
     — Садись давай.
     Он затолкал меня на пассажирское место. Посадка была непривычно высокой, почти как на грузовике, и впереди простирался плоский капот, который придавал виду изрядную брутальность, а пассажиру (и особенно водителю) — сознание своей значительности.
     — Фамилию обыгрываешь?
     — Ну так. Каждому возрасту — свои игрушки. Сейчас у меня время машинок.
     Ладно хоть господин Крутиков не потерял способности иронизировать над собой. А то я уже начинал искать повод потихоньку сбежать от неприятного общения.
     — Ни-ни, и думать не моги! — будто уловил он мои мысли. — Ты же блогер, ты сейчас очень нужный человек.
     — Блог-то мой хотя бы открывал? — обозлился я.
     Пресловутое «тыжеблогер» меня в последние годы совершенно достало. Примерно как в былые времена каждая собака после сакраментального «тыжепрограммист» требовала напечатать письмо вместо заболевшей секретарши, обучить непутёвого отрока трижды ненужному Бейсику, поставить крякнутый 1С и «сделатьсайт» (под чем обычно понималась вся организация онлайн-бизнеса). Так и сейчас народ имел крайне романтическое представление о том, кто такой блогер и чем он занимается...
     — Нет, дружище, не читал я тебя, не надо было. А вот теперь стало надо, и я буду читать, и буду заказывать, и буду платить.
     Я устало заявил, что заказных постов не пишу. Но он и бровью не повёл.
     — Значит, джинсу сделаешь. Заплачу хорошо, старых друзей не обижу!
     Я ответил неопределённо — мол, посмотрим, — только чтобы отвязался. И стал думать о предстоящей встрече. Мы ехали к Сашке, и, честно говоря, я не представлял, что мы в этой компании будем делать. С нашей студенческой дружбы прошло слишком много лет. И доходили до меня слухи, что он теперь с Игорем на ножах. Но куда мне было лезть в глубины отношений? Эти двое вообще одноклассники — соответственно, с более глубокой историей...
     И с непривычной высоты — статуса Игорькова «Хаммера» — я взирал на знакомый город, и думал философские думы о том, что же объединяет людей. Только ли место, время и общие занятия? О чём говорить с друзьями, которых не видел сто лет и пути с которыми давно разошлись?
     А ещё я боялся профессиональной деформации. Вот бизнесмену Игорю я уже понадобился для некоей рекламы. А мне может пригодиться Сашка — как профессор. Для интересной темы. Написать, пройти мимо и забыть...


* * *


     Вода бурлила; я никогда не ощущал ничего подобного. Верх и низ перепутались, стаю швыряло в разные стороны, непонятно было, куда плыть и за что зацепиться, чтобы это узнать...
     Сосед забился в щель — там, наверное, было безопасно. Я попробовал сунуть в неё свой нос — и вдруг щель стала закрываться. Сосед отчаянно задёргал хвостом, но было уже поздно. Мне повезло, я не успел туда залезть. Если все привычные понятия поменялись, так может, безопаснее всего в потоке? И я поймал очередную волну, и растопырил плавники в надежде, что вода сама знает, куда плыть, и вынесет меня в спокойствие...
     Отдаваться на волю потока оказалось действительно приятно, но идиллия продолжалась всего мгновение — затем поток с силой швырнуло о ребристую стену, закрутило и понесло в неизвестность. Стало гораздо хуже, чем было до того. После очередного удара я уже готовился к переходу в мир иной — да, наверное, он уже давно начался.





     Внезапно поток выдохся, и стало неимоверно жарко. От температурного шока у меня пропали все силы, и меня по-прежнему куда-то несло, хотя и не так сильно. Похоже, на том свете спокойствия не больше...
     Вода снова забурлила, и жабры обожгло нестерпимой болью. Мне нечем было дышать! Я попытался пошевелиться, но тело налилось огромной тяжестью, а песок вдруг стал острым, царапал мне спину и рвал плавники...
     И тут на меня молотом обрушилась вода, потащив меня спиной по песку. Я судорожно вдохнул и понял — это последний шанс. И так заработал хвостом, как никогда в жизни. Вода оставляла меня ещё два раза, и возвращение с каждым разом становилось всё тяжелее.
     А потом вода ушла насовсем.


* * *


     Собрались мы, как и предполагалось, для организации встречи выпускников. Александр Борисович, естественно, со стороны университета. А Игорь из кожи вон лез, предлагая один вариант за другим — и все были солидно приправлены его, Игоревыми, спонсорскими средствами.
     — В нашем возрасте, старик, — говорил он профессору, — надо хорошо питаться!
     — Многие будут неловко себя чувствовать, — возражал Сашка более для проформы.
     — Брось, не усложняй, старик!
     Я лишь изредка вставлял в дискуссию короткие замечания. Мол, прав Сашка. Девчонки не оценят. Тогда Игорь тыкал пальцем мне в грудь и заявлял:
     — Ты же блогер, ты должен понимать! Вот он умный, а я богатый, и это правильно, — и он выразительно смотрел на Сашку, явно намекая на известную поговорку. — А ты нас рассуди: кому будет хуже? «За чужой счёт пьют даже трезвенники»!
     Мы сдались. Но разговор только начинался. Игорь жестом фокусника извлёк из воздуха миниатюрную бутылочку: «Не, старики, больше нельзя, я за рулём, так, чисто за встречу!» — и заставил нас употребить по напёрстку.
     — Кстати, поздравляю тебя с днём рождения, — сказал Сашка Игорю.
     Тот отмахнулся:
     — Погоди, заранее нельзя!
     — Завтра мы вряд ли увидимся, а я тебе подарок приготовил...
     Игорь заткнул его вторым напёрстком и громогласно изложил суть дела.
     — Значит, так, старики. Завтра я заезжаю за вами, и мы отправляемся на наше место. Его, конечно, загадили, но ничего, завтра там будет чисто и пусто, и мы оттянемся по полной!
     — У меня работа.
     Сашка вежливо улыбнулся, и улыбка была радостно-ледяной. Наверное, он не мог простить Игорю противопоставления «умный — богатый», которое, видимо, и раньше случалось у них по жизни. Хорошо, что я от этой альтернативы далёк. В обоих смыслах.
     — Не, старики (Женьку я не спрашиваю, он же блогер, а значит, всегда готов, как пионер!), никаких возражений! Бери отгул за мой счёт, если надо. Мы так давно не ходили в поход! Будет классно, гарантирую. И тебе, Женька, гарантирую кучу интересных тем.
     Я пожал плечами — предложение было не самым худшим. Честно говоря, я любил костёр в лесу и скучал по временам, когда всё, что кажется невыполнимым сейчас, было совсем просто.
     — У меня семья, — заметил Сашка.
     — А у меня завтра зарыбление, — вспомнил я о своих планах. — Освобожусь только к вечеру.





     — Ну и прекрасно. Значит, вечером. Пятница же. Какая семья, у нас мальчишник! И ничего не знаю.
     — Не надо за мной заезжать, — созрел наконец профессор. — Я своим ходом.
     Ох, как я его понимал. Свои колёса создавали иллюзию независимости. Всегда можно не пить, сославшись на машину, и в любой момент можно отвалить, если надоест. Мне, впрочем, было всё равно, поэтому я не стал ломаться, изображая самостоятельность, и легко согласился на предложение Игоря.
     Обрадованный Игорь выудил из кармана разноцветные плетёные шнурки и вознамерился повязать их нам на левые запястья, на манер отельных браслетов.
     — Это ваш пропуск на симпозиум! — заявил он, исполненный пафоса. — Кстати, знаете ли вы, что означает это слово буквально? Это возлежание на дружеском пиру, господа, вот так-то!
     Сашка категорически отказался заниматься ерундой, ну а мне ничего не оставалось, как принять странный амулет — чтобы не обидеть именинника.
     — А теперь поговорим о главном, — виновник завтрашнего торжества заговорщицки подмигнул, — об экстрасенсах!
     Я закатил глаза, потому что со студенческих времён помнил, как заканчиваются подобные нескончаемые темы. Да и место Игорёк выбрал самое подходящее — Сашкину лабораторию. Где царила нейрофизиология и прочие тонкие материи — в аккурат посередине между шарлатанством «магии» и «секретными разработками КГБ».
Эрудиции в таких вопросах мне недоставало. Я вздохнул и приготовился слушать — в надежде поймать интересную тему для популярного поста. Не в смысле сенсаций из телевизора, а научного просвещения ради.
     Сашка тоже вздохнул — наверняка от подобных вопросов ему приходится отбиваться постоянно.
     Увидев наше замешательство, Игорь улыбнулся и подошёл к окну. Зуб даю, что он ухмылялся, глядя в заросший липами дворик. А вот чего он добивался, я не понимал. Может, просто философское настроение накатило?
     Я прихлопнул комара на лодыжке, и энтузиазм от завтрашнего похода начал потихоньку испаряться. Сашка заметил и извинился за то, что руки не дойдут поставить на окно сетку.
     — Не волнуйтесь, — сказал Игорь, не оборачиваясь. — Это в городе комаров полно, а в лесу нет.
     Я снова хлопнул, но не попал.
     — Давайте отложим разговоры до завтра, — предложил Сашка. И по его тону было заметно, что он готов включить Александра Борисовича и выставить нас из лаборатории. Мол, работа стоит и всё такое.
     — Ладно, — согласился Игорь и, проходя мимо меня, отвесил хороший подзатыльник. — Прости, перестарался. Вот твой комар.
     — Ну ты медведь, блин, — заметил я.
     — На том стоим! Ты идёшь или как?
     Я взглянул на Сашку. Он прикрыл глаза и едва заметно качнул головой. Понятно. У него действительно много работы, а мы, ясен пень, отвлекаем. Ходят тут всякие...


* * *






     Экологическая акция, на которую меня пригласили как блогера, была обставлена с помпой. Дети из соседнего лагеря радостно плясали в фирменных футболках, а затем брали ведёрки с мальками стерляди и выпускали их в реку — восполнять природный баланс, нарушенный строительством многочисленных плотин.







     Рыбаки смотрели на акцию с усмешкой. Чисто распил бюджета, говорили они. Стерлядь всё равно не выживет в грязной воде. Нет бы дешёвого карася разводить. Но я уже знал, что не всё так просто в экологии. Рыбоохрана не даёт добро на карася — реке нужны именно осетровые.





     Ладно, нужны так нужны, думали рыбаки. Едва подросший молодняк вскоре попадёт в их сети, а кодекс рыбацкой чести давно забыт. Баланс прихода от гидроэнергетиков и расхода от браконьеров неуклонно смещался не в пользу рыбы.

     Но дети свято верили, что помогают спасти реку. Выполнив своё дело, они ушли обратно в лагерь, а мы долго вылавливали мальков, которых прибой выбрасывал на берег, и пытались отправить их на глубину.





     А потом из грузовика с большими баками-холодильниками была спущена толстая пластиковая труба; подсоединялся специальный лоток, и мощные струи воды выносили из баков всё их содержимое. Десятки тысяч миниатюрных стерлядок крутились в водоворотах, затем попадали в трубу — сквозь полупрозрачные стенки видно было, как они несутся по ней вниз, на глубину.
     Если бы не рыбозаводы, в реке совсем бы не осталось благородной рыбы...



Мальков транспортируют, можно сказать, в холодильнике. Попадая в реку, они испытывают тепловой шок. Способность к движению восстанавливается не сразу...





     Я прилежно фотографировал и снимал видео, чтобы написать полезный пост про зарыбление водохранилища — не за деньги, но ради того, чтобы люди знали про рыбу, про реку и про всё, что творится в нашем индустриальном мире, который по мере своих сил старается восполнить ущерб, нанесённый природе... Честно старается. Вот такая диалектика.





     Один малёк застрял в щели у сопряжения лотка с баком. Лоток чуть приподнялся, и его, конечно, раздавило. Какая жестокая, нелепая смерть! Мне живо представились чувства маленьких рыбок, когда их швыряют мощные водяные потоки.
     И я оказался там.
     Очнулся я на берегу. Вокруг меня суетились работники и рыбоохрана в форме, похожей на полицейскую. Голова кружилась, как будто я всё ещё находился в водовороте прибоя.
     — Солнечный удар у парня, надо скорую вызвать! — причитал кто-то у меня над ухом.
     — Да нормально всё, — сказал я. — Так, заснул на ходу...
     Сам-то я, конечно, не был уверен, что всё в порядке. Но зачем людей беспокоить. Блогерская работа полна издержек и рисков...
     — И то верно, солнца-то почти нет, и не жарко...
     — Ну, шофёр тебя до дома довезёт, не волнуйся!
     Я улыбнулся. Всё-таки я не рыба, и на берегу чувствую себя вполне прилично.
     — Спасибо тебе! — многократно повторила пресс-служба. Как будто я только что совершил нечто героическое или хотя бы полезное.





     — Да ладно, — отозвался я. — Главное, зарыбление состоялось. Сколько всего мальков-то?
     Мне сказали, что одиннадцать тысяч. Ух ты!
     А потом меня привезли домой, поблагодарили ещё раз; и к Игореву приезду я уже принял душ и был готов к мальчишнику в великолепном сосновом лесу.





* * *


     — А как ты думаешь, почему я тебе предлагаю именно Женьку? — вопрошал Игорь.
     Сашка отмахивался. Он терпеть не мог досужих разговоров об экстрасенсах и прочем шарлатанстве. Но Игорь предлагал ему грант на исследования. Игорь говорил о перспективах. Игорь перебирал одну за другой все теории, включая давно опровергнутые мифы, как-то «наблюдение ауры», тренировку предвидения и прочие забавные вещи.
     Игорь пришёл в дикий восторг, услышав подробности моего утреннего приключения.
     — Вот! — кричал он. — Я же говорил, что творческая натура — идеальный реципиент!
     Похоже, я наблюдал продолжение их застарелого спора, в котором мне отводилась незавидная роль подопытного кролика.
     — Мужики! — взмолился я, сняв шампуры с шашлычницы — учёным-то господам не пристало за философской беседой заботиться о хлебе насущном. — Объясните, в конце концов, что со мной было?
     Они замолчали, переводя дух.
     — Базовая теория, — наконец сказал Игорь; Сашка при этих словах недовольно поморщился, — гласит, что феномен видения чужими глазами давно известен...
     — Короче, — вмешался Сашка, — они считают, что человек легко может настроиться на приём потока данных с рецепторов другого организма.
     — Как программист, я вроде не сильно против, — сказал я. — Только как это обеспечить? Это ж жуть какой трафик!
     — Но, разумеется, это невозможно, — продолжал Александр Борисович, игнорируя мои жалкие замечания. — А невозможно это потому, что тот же глаз по сути представляет собой вынесенный вперёд участок мозга. Чтобы туда встроиться, нужны такие технические средства!
     — Ага, ага, — в тон ему возражал Игорь. — Только древние умели это делать без всяких спецсредств. Вот и у Женька получается — способный!
     — Стоп машина! — сказал я. — А чего это вдруг? Никогда такого не было и вот опять, что ли?
     — С чего бы, говоришь? — как-то вдруг сумрачно повторил Игорь. — А ведь ты у Сашки был недавно, так ведь? Что ты ему поставил, профессор Павлов, признавайся?
     Ну да, заходил я к Сашке недавно. Показывал он мне кучу интересного — как работает внимание человека, да как можно управлять пальцами, подавая в мозг электромагнитные импульсы, да как выглядят нынешние попытки снять визуальную информацию с мозга при помощи специального шлема...





подробнее про лабораторию когнитивных исследований



     Да. Было дело. Спецсредства, так сказать. Только эффективность их была на удивление смешная!
     — Не городи ерунды! — отрезал Сашка. — Ты сам прекрасно знаешь, что это за пределами технических возможностей.
     — Ну хорошо, давай попробуем с другой стороны. Проверим базовую теорию.
     Мне почему-то вдруг стало неуютно. А ну как подключат меня к сенсорному потоку какого-нибудь муравья. Не, ну то есть я понимаю, что это невозможно, но ещё утром я чувствовал себя мальком, и очень натурально так выходило!
     — Всё очень просто, — обратился ко мне Игорь. — Настройся на меня, представь себя на моём месте, почувствуй то, что я чувствую и вижу...
     — Глаза закрывать? — осведомился я.
     — Лучше закрыть.
     Ладно. В конце концов, что я теряю? Я представил, что это я сижу, накинув на голову капюшон, и смотрю на скептика Сашку, который точно знает больше, чем показывает, и на олуха Женьку, который...
     — Ну и что ты видишь моими глазами?
     — Себя вижу, — соврал я. — Как в зеркало.
     Сашка хмыкнул, едва удержавшись, чтобы не засмеяться.
     На самом деле, стоило мне закрыть глаза, перед ними возникли тёмные силуэты деревьев. Да, ночь уже давно на дворе. И ещё я представил себе светлое летнее небо. Не знаю, сколько я так сидел, путая фантазию с реальностью. Но вдруг я услышал треск, почувствовал некое движение — и перед глазами мелькнул огонь.
     — Деревья... Костёр... — растерянно сообщил я.
     — А, прости, я тут отлить ходил, — нагло заявил Игорь, а Сашка не выдержал и засмеялся в голос.
     — Да ну вас нафиг, — огорчился я. — Только вроде начало получаться.
     Сашка встал, подошёл ко мне, посветил фонариком в глаза: «Тихо, не дёргайся», — потом измерил пульс и проверил пару рефлексов. А я уже зевал напропалую — события насыщенного дня меня утомили.
     — Спать пойду, — заявил я, без эмоций глянул на остывший недоеденный шашлык и залез в палатку.


* * *






     Желудок сводило от голода, но запах дичи был здесь. Значит, здесь был и я. Мне оставалось всего ничего — дождаться, пока дичь заснёт. И тогда почти погасший огонь не спасёт её. В желудке снова заурчало, я сглотнул и прикрыл глаза, прислушиваясь. Внутри палатки есть третий, но он далеко и не опасен. Высокий прижался спиной к дереву, его брать неудобно. Зато маленький клюёт носом прямо перед огнём. К нему удобно подойти сзади, и надо делать это сейчас, пока он не упал.
     Да, пора. Подкрадываться нет нужды — дичь ночью слепа и почти глуха, а запахов не различает совсем. Отлично, я пошёл!
     Но что случилось? Я как будто споткнулся — разве это возможно?! Маленький вовсе не спит, он размахивает руками, и каждый удар причиняет мне боль. Как же так? У него нет ни когтей, ни оружия в руках!
     Краем глаза замечаю, что подходит высокий... Нет, о нет!!!


* * *


     — Уф-ф, ну ты задал нам жару.
     Я пытаюсь оглядеться, но вижу только кусочек неба меж сосновых вершин. Я пытаюсь пошевелиться, но обнаруживаю, что крепко связан по рукам и ногам.
     — Пришёл в сознание, — сказал Сашка. — Развязывай, только не торопясь.
     — Ты меня чуть не пришиб, скотина! — шёпотом сообщает Игорь, освобождая мне затёкшие руки. И, в сторону Сашки: — это похоже на лунатизм, не так ли?
     — Мужики, я был волком... — говорю я, и язык заплетается так, что боюсь от самого себя услышать рычание. — Я смотрел его глазами?
     — Да не было никакого волка. Ты вылез из палатки и чуть не свернул шею Игорю.
     Я помотал головой.
     — Разве так бывает?
     — Да уж чего только не бывает, — почти радостно подтвердил Игорь, — когда берутся за дело профессионалы.
     Сашка снова посветил мне в глаза фонариком и категорично приказал:
     — Немедленно в лабораторию.
     — Да ты что?! — вскинулся Игорь. — Пусть человек хоть отоспится до утра.
     — А если сердце? Мало ли! Срочно в лабораторию.
     — Женька, не слушай его. Куда вы в три часа ночи попрётесь?
     Я посмотрел на восток. Заря разливалась вполнеба. Солнце должно показаться с минуты на минуту.
     — Какая там ночь, утро уже...
     — И ты, Брут?
     Я с трудом поднялся, положил руку ему на плечо (вышло неуклюже, скорее как будто я его ударил).
     — Хреново мне, понял? Сашка прав, пора к врачам поближе.
     Игорь махнул рукой.
     — Ладно, езжайте. Я тут сам всё уберу.
     Сашка запихал меня в машину, и понеслось. Кажется, я по дороге заснул. По крайней мере, я не помню, как мы добрались до универа, миновали охрану и вошли в закрытый на ночь корпус. Вообще-то я думал, что очнусь на больничной койке. Но лаборатория нейрофизиологии — тоже неплохо. Пока Сашка прилаживал свой специфический шлем, я снова отрубился.


* * *


     — Не хочу тебя расстраивать, но дело серьёзно.
     Сашка стоял передо мной с очень виноватым видом.
     — Ну давай, сообщи, что за ревизор к нам едет, — попытался пошутить я.
     — Смотри: вот области аномального возбуждения. Здесь и здесь.
     Я поморгал, выуживая несуществующую ресницу, и спросил, что сие означает.
     — Это означает, что ты видишь очень яркие сны, неотличимые от реальности, причём наяву, не засыпая.
     — То есть рыбой я на самом деле не был?
     Сашка кивнул.
     — У тебя, видимо, проскочила какая-то сильная эмоция — она и стала спусковым крючком.
     Я припомнил малька, раздавленного в лотке, и тут же попытался отогнать от себя картинку — испугался, что снова туда засосёт.
     — Похоже, — согласился я. — Я представил себя на их месте — и всё, значит, мне тут же и приснилось?
     — Ну да. Знаешь, такой феномен наблюдается нечасто. Беда в том, что у него должна быть причина...
     — Наверное, кто-то меня укусил... — размышлял я вслух.
     Сашка вздохнул и посмотрел на меня со странным чувством.
     — Боюсь, что причиной может являться опухоль.
     — Ну, значит, надо сделать МРТ.
     — И КТ, и МРТ. Желательно скорее, чтобы исключить инсульт. Хорошо, что ты это понимаешь...
     Я понимал. Потому что думать о себе в третьем лице было проще. Стоило сказать «у меня...», как что-то бы необратимо изменилось и стало очень плохо. А так — нормально. Ещё одна загадка природы...
     — Можно, я немного посплю?
     — Можно. Сейчас поедем на исследования, там прекрасно отоспишься.
     И я отоспался.






* * *


     Под дверью лаборатории нас ожидал Игорь. Он был мрачнее тучи, даром что именинник, и встретил нас бесцеремонным вопросом:
     — Где вас носило?
     — Да вот, исследования делали.
     — Что нашли?
     — Ничего. Какая-то фантастика, понимаешь.
     — Понимаю, — согласился Игорь. — А я там твой рюкзак нашёл... Вы ж торопились, не собрали ничего...
     — А, — оживился Сашка. — И хорошо. Там твой деньрожденный подарок.
     — Да я понял...
     Игорь достал толстую книгу и протянул мне — как вещдок для ознакомления. Я посмотрел на них обоих, потом раскрыл книгу и прочитал дарственную надпись: «Дорогому соавтору — генератору идей...»
     — И что? — тупо спросил я.
     — А ты на обложку погляди.
     Я поглядел. «И.В.Крутиков, А.Б.Павлов...»
     — Идея была моя. Но этот научный хрен не захотел её разрабатывать.
     — И правильно. Идея-то была ошибочной! — с вызовом сказал Сашка.
     — Ну я и ушёл тогда, хлопнул дверью... А он — вот. В соавторы меня включил.
     — Ну а чего ты хотел? Начинали-то вместе! Друзей не бросают, даже если они сами в кусты.
     Тут я внезапно расхохотался. Ну вот очень смешно стало. Как дети, ей-богу. Мальчишки, даром что седые волосы уже на висках.
     — Мужики, я вас обоих очень люблю! — сказал я и протянул книгу Игорю. — Вы оба умные и оба большие молодцы.
     Игорь замялся. От его вчерашнего позёрства не осталось и следа.
     — Простите меня, что ли... Это я Женьке пилюльку засадил...
     Сашка немедленно побагровел, видимо, сообразив, в чём дело. А я потёр затылок — очень жестоким оказался вчерашний комар, укус чесался и, кажется, немного распух.
     — А если побочка вылезет?
     — Ну, я на себе проверял... Знаешь, какие картинки были!
     — Вот он теперь знает, — Сашка кивнул на меня. — А если бы сердце, идиот?!
     — Нормально там всё, — неуверенно пробормотал Игорь. — Мужики, я ведь и в самом деле был уверен, что работает!
     — Он хотел усилить твоё «экстрасенсорное восприятие», — снизошёл Сашка до объяснений. — А на деле это соединение активизирует снотворчество. Помнишь возбуждённые зоны твоего мозга?
     — Между нами, — заметил Игорь, — по-любому нужны подробные исследования.
     И до меня дошло, что своим бизнесом не на «Хаммер» он зарабатывал вовсе, и не на коттедж какой, а на вот эту самую науку. Которую они начинали вместе — и, надеюсь, вместе будут продолжать...
     — С меня дружеский пиар, правильно? — предложил я.
     — А то! — обрадовался Игорь. — Ты ж блогер!

2017.06.30



[Для тех, кому интересно, ещё несколько фото]







Едет наша рыбка!


Tags: Волга, ГЭС, РусГидро, проза, творчество, фантастика, экология
Subscribe

Posts from This Journal “РусГидро” Tag

  • С днём энергетика!

    Наш человек догадается, что общего между гидроэлектростанцией и павербанком на солнечных батареях! Конечно же, не надпись на павербанке! А то,…

  • Кто работает на ГЭС

    "Дизель - это хорошо, а электричество лучше. Я б в энергетики пошёл - пусть меня научат!" - сказал бы Маяковский, если бы увидел мощь…

  • Экологические проекты на ЛЭШ-2017

    Летняя энергетическая школа 2017 года завершилась защитой проектов по экологии Чебоксарского водохранилища - что естественно, ведь школа…

  • Будущее глазами школьников - ещё один форсайт

    На днях только ленивый не перепостил новость о том, что боты Фейсбука проявили самостоятельность - стали общаться на собственном языке. И их…

  • Летняя школа

    Ну вы понимаете, что красивое явление иризации ( радужные облака) встречается у меня по любому поводу! Третий флаг (Чувашии) в кадр не…

  • Куда впадает Волга?

    Если вы вспомнили про Каспийское море, то этот пост для вас! На самом деле в Каспийское море впадает Кама. По всем гидрологическим критериям она…

  • Дети идут в Кванториум, а тот ждёт инвесторов

    Вот уж с чем любили мы играть в детстве, так это с конструктором! А что сегодня? Сегодня у детей есть новые интересные возможности и технологии -…

  • Ледоход на афишу, или 1976 vs. 2017

    Некто Алексей Лазарев обратился ко мне ВКонтакте за разрешением использовать вот это фото: на афише весеннего некоммерческого концерта. И всё…

  • Что мне известно про энергетиков?

    Данный текст способствует делу Света. Ночной Дозор С праздником всех энергетиков и всех причастных! И вообще пользователей электричества - то есть…

promo alexey_donskoy december 22, 2016 21:12 2
Buy for 10 tokens
Данный текст способствует делу Света. Ночной Дозор С праздником всех энергетиков и всех причастных! И вообще пользователей электричества - то есть всех. :) Кстати, "я и сам гаишник" энергетик, как сказал бы Тимур Шаов, потому поздравления тоже принимаю :) По этому поводу вспомню те…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments